Почему я не буду есть зимой вишню

Почему я не буду есть зимой вишню

В очередь за господдержкой выстроились не только девелоперы и рестораторы. Владельцы торговых центров тоже подсчитывают убытки.

«У компании нет накоплений», — сказал недавно миллиардер Агаларов, владелец Crocus Group. Он отметил, что сейчас рейтинг богатейших бизнесменов России из списка Forbes, работающих на внутреннем рынке, — это список тех, у кого «самые большие долги».

Нулевые счета компании — еще не показатель банкротства олигарха: искусство прятать деньги в офшорах и потайных хранилищах у русских доведено до совершенства. Поэтому подобные интервью жалости у большинства граждан не вызывают – олигархические кланы, владеющие несметными богатствами, переживут не один подобный кризис.

Но вот бизнес, построенный в РФ, который давал рабочие места и худо-бедно платил налоги, вызывает эмоции сожаления — будет обидно, если он закроется из-за того, что владелец не просчитал грамотно предпринимательские риски.

Есть предприятия, которые могут обеспечить беспрерывный цикл работы, несмотря на методы самоизоляции. Один мой знакомый, работающий в крупной IT компании, которая обеспечивает функционал важной отрасли, сейчас живет в доме отдыха в Подмосковье за счет работодателя. Перед тем, как заселить всех сотрудников, у них взяли анализы на коронавирус. Компания оплачивает проживание, питание и трансфер в офис, а сотрудник берет на себя обязательства соблюдать необходимые меры предосторожности и не покидать территорию.

Все знают, что здоровье стоит денег и за него надо платить. Но пандемия показала, что вкладываться только в свое личное здоровье, игнорируя всю экосистему, бессмысленно. Всю гламурную тусовку в Куршавеле заразил один итальянец, работавший в одном из местных баров. Популярная в тех местах песня «Плевать, если я заболею» не спасла их от массового заражения((.

Поэтому в каком-то смысле сейчас все заинтересованы в здоровье всех. Каждый больной — угроза для всех здоровых, вне зависимости от уровня их достатка или социального статуса. Но изменения коснуться не только в отношении системы здравоохранения.

«Кризис заставил нас пересмотреть иерархию ценностей. Он дал нам понять, что решение сегодняшних проблем в экономике лежит в одном-единственном принципе — счастливой скромности. Я не буду есть вишню зимой. Это ударит по экспортерам из Африки, но зато мы будем поддерживать хозяйства в своей стране, потребляя то, что сезонно произрастает на наших территориях» — писал Ален Жюппе, экс-премьер-министр Франции после кризиса в 2008 г.

Возможно, что после пандемии стремление к безумной роскоши, которую демонстрировали «новые русские», окончательно уйдет в историю и станет моветоном. А в моду войдет, например, благотворительная работа в госпитале, как это делает принцесса Швеции.

Нравится 49
Поделиться