ВходРегистрация

ПРОИГРАВШИЙ ПЛАТИТ

ПРОИГРАВШИЙ ПЛАТИТ

Такое негласное правило существует в цивилизованных отношениях – будь то общение с приятелями или сношения с государством. Во всем мире также принято, что в судебном споре проигравшая сторона компенсирует издержки того, кто доказал свою правоту.

ЦИВИЛИЗОВАННЫЕ отношения – это ключевое слово этой статьи.

Летом прошлого года Конституционный суд РФ принял решение о возмещении судебных расходов по делам об оспаривании кадастровой стоимости. При этом попросил законодателей уточнить пару вопросов:

- Что считать существенным превышением рыночной стоимости объекта?
- Как должны распределяться судебные расходы, или другими словами: кто и сколько должен платить в случае, если суд признает правоту истца?

В конце января 2018-го Правительство внесло в профильные комитеты Госдумы законопроект, который должен был прояснить эти вопросы. К 11 марта комитеты должны представить свои отзывы. Однако законодательная новация чиновников порождает новые вопросы. 
Об этом шла речь на Заседании в Росреестре, которое состоялось 21.02.18.

В предложенном правительством варианте понятие «существенное расхождение» заменено на «явное». Чем одно слово отличается от другого, вопрос, как говорится, «на засыпку» даже для филологов. Но понятно одно – все эти попытки «произвести перемену мест слагаемых» делаются для того, чтобы вопрос о компенсации по-прежнему оставался на усмотрение судьи.

В законопроекте также написано, что для получения компенсации издержек необходимо доказать, что была совершена ОШИБКА при определении стоимости имущества. Но что такое ошибка, законодатель также разъяснять не стал.

Из-за того, что термины «явное превышение кадастровой стоимости» и «допущенная ошибка» не проясняются, это дает возможность чиновникам, ответственными за качество кадастровой оценки, избегать возмещения ущерба гражданам и предпринимателям.
Очень напоминает общение со страховыми компаниями, которые используют каждую лазейку, чтобы не выплатить страховку.

Складывается ощущение, что власти тщательно избегают фиксирования более понятных правил игры на этом рынке, создавая видимость ЦИВИЛИЗОВАННОСТИ. 

А все потому, что налог на имущество воспринимается чиновниками прежде всего как фискальная функция, а не как способ регулирования инвестиционных потоков и развития региона.

Но меня удивило, в общем-то, не это. К различным ухищрениям, к которым прибегают чиновники, чтобы не брать ответственность, все давно привыкли.

Отдельные выступающие на совещании в Росреестре оценщики (частные предприниматели и представители СРО) оправдывали инициаторов этих положений и отстаивали требование, что истец (гражданин) должен доказывать, что исполнитель (госорган) совершил ОШИБКУ! Вот, что было поразительно!

«Чем отличается лев от собаки? Если бросить палку, то лев будет смотреть на того, кто бросил, а собака – на палку» – вспомнила эту мудрость, выходя из зала заседания.

Есть две версии, почему оценочное сообщество, присутствующее на заседании, поддерживает эти новеллы.
1. Оценщики пытаются сохранить за собой дополнительные функции, за которые должны платить клиенты – ведь далеко не каждый профессионал, сможет доказать судье, в чем состояла ошибка при оценке объекта. Простому обывателю это тем более не под силу.
2. Некоторые оценщики либо имели опыт работы в Государственных бюджетных учреждениях, либо не исключают для себя такой возможности. А значит, на всякий случай «подстраховываются». 
В общем, очередной раз убедилась в исторической закономерности: «Какой народ – такие и чиновники».

 

Ирина Радченко, Заместитель Руководителя Рабочей группы при ГД РФ по имущественным налогам, кадастровой оценке и оценочной деятельности

Подписывайтесь на сайт integroclub.ru, чтобы быть в курсе событий в стране и мире. 

Поделиться